ИГУ Про байкальские туристические амбиции, злых чиновников ЮНЕСКО и флаги Олимпиады
/ru/news/2021/details/news-id2021
Про байкальские туристические амбиции, злых чиновников ЮНЕСКО и флаги Олимпиады
10 августа 2021

Практически одновременно вышли две новости про Байкал. Сначала Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО по итогам 44-й сессии призвал власти Российской Федерации остановить ослабление режима охраны озера и перенес на февраль 2022 года вопрос о внесении Байкала в перечень объектов всемирного наследия под угрозой. И практически сразу же стало известно, что ВЭБ.РФ планирует создание в городе Байкальске туристического кластера с более чем 479 тыс. кв. м курортной недвижимости, в которую будет инвестировано не менее 60 млрд руб.

Инициатива амбиционная и вполне логичная. Гигантский древний водоем, входящий в список объектов всемирного природного наследия ЮНЕСКО стабильно присутствует в топ-3 наиболее узнаваемых туристических брендов России как внутри, так и за ее пределами, является визитной карточкой государства.

Не так уж и много есть у нас в стране отраслей, в которых наблюдается непрерывный рост, и экономика байкальского туризма — одна из них. Поток туристов на Байкал постоянно увеличивается на протяжении последних десятилетий, и если, например, в 2019 году количество туристов превысило 1,7 млн человек, то по плану на 2024 год их должно стать 3 млн человек.

Это туристическое цунами, нахлынувшее на уникальное озеро, грозит серьезными последствиями для его древней и крайне чувствительной экосистемы. Именно деятельность туристических кластеров, хаотично сформированных за годы неконтролируемого роста туристической отрасли на Байкале, во многом ответственна за наблюдающиеся сейчас процессы эвтрофикации прибрежных зон, сопровождающиеся цветением воды с массовым развитием нитчатых водорослей и цианобактерий. Чем больше туристов приезжает на неподготовленные объекты, тем больше на Байкале появляется и таких «цветущих районов».

Проблема неконтролируемой застройки побережья Байкала, вызывающей многократный рост антропогенного давления на прибрежные сообщества озера и является одной из ключевых претензий со стороны Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО. Однако чем настойчивее давит ЮНЕСКО, тем больше и больше это раздражает многих представителей турбизнеса и местных жителей. При этом довольно значительное число акторов, так или иначе участвующих в дискуссии на тему туристического освоения байкальской природной территории, очень смутно понимают, что собой представляет сам статус «объект всемирного природного наследия ЮНЕСКО», как он получается и что он дает Байкалу. Все чаще и чаще приходится слышать такую интерпретацию: пришли иностранные чиновники и наложили на нас ограничения по использованию нашего же (суверенного) озера и теперь не дают нам жить и зарабатывать на его берегах. Злые бюрократы из ЮНЕСКО.

Реальность же несколько иная.

Государства сами выдвигают свои объекты, а потом лоббируют в международных организациях и экспертных группах свое право получения такого статуса. Чтобы получить статус объекта всемирного наследия, нужно пройти целую череду рассмотрений, доказать, что объект соответствует строгим критериям ценности и мировой значимости, несколько лет подождать в так называемом предварительном списке. Государство должно предложить план мероприятий по защите и сохранению выдвинутого им объекта, взять на себя международные обязательства, и лишь после этого Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО (структура ООН) может признать или не признать объект достойным включения в заветный список.

Статус объекта всемирного наследия — это как золотая медаль Олимпиады. Его никому просто так не дают. Этот статус добиваются в жесткой конкурентной и порой не очень публичной борьбе. При этом Россия, к сожалению, и так довольно скромно представлена в перечне объектов всемирного наследия. На текущий момент таких объектов всего 1154, из которых в России находится только 31 (около 2,5%).

Если взглянуть на карту расположения объектов всемирного наследия, видна зияющая пустота на территории нашей страны. Их, увы, унизительно мало для государства с почти тысячелетней историей, занимающего 1/7 часть мировой суши. Нет так уж и щедры оказываются злые чиновники бюрократы из ЮНЕСКО по отношению к нам.

Так в чем ценность, что именно дает обладание объектом всемирного природного наследия? Да все просто, статусность — это международное уважение и, конечно же, деньги... большие деньги за счет продажи бренда, развития туризма (!) и сопутствующих сервисов с опорой именно на статус всемирного природного наследия.

Статус — это инструмент, который в правильных руках может принести множество бонусов тому, кто им владеет. Как и тот же статус олимпийского чемпиона. Медали можно положить в шкаф и забыть, можно пропить, загнав в ломбард или продав с аукциона, а можно всю жизнь опираться на уважение и почет, делать карьеру политика, организовывать ледовые шоу (или другие проекты) и очень неплохо на этом зарабатывать.

Кто как сможет.

И так же, как и золотую олимпийскую медаль, статус объекта всемирного наследия можно впоследствии потерять. Принимающему статус — почет и всемирное уважение, потерявшему — порицание и мировой позор.

Итак, зачем нам это нужно и какое влияние оказывает статус «объект всемирного природного наследия ЮНЕСКО» на развитие туристической привлекательности Байкала? Так этот статус и есть универсальный бренд Байкала в мировом восприятии.

К сожалению, выглядит так, будто со стороны структур, отвечающих за развитие амбициозных байкальских проектов, вообще не учитывается тот факт, что именно статус Байкала и есть его главный коммерческий бренд. Бренд, который сейчас очень даже может быть у нас отобран.

Утеря статуса — глобальная репутационная катастрофа.

Сегодня объекты всемирного природного наследия под угрозой в основном расположены в странах третьего мира, на проклятых богами и людьми территориях, растерзанных войнами и нищетой. Новый статус «объект всемирного наследия под угрозой» — это такой же глобальный антибренд, как и олимпиец, пойманный на допинге. Никаких курортов и элитных гостиниц не может быть по определению на территориях «под угрозой». Не будет ни туристов, ни работы местным жителям, ничего, на чем вся сегодняшняя байкальская индустрия и держится. Все связано напрямую.

И если у кого-то есть иллюзии, будто этого не произойдет никогда, можно посоветовать вспомнить, под каким флагом на Олимпиаде в Токио только что выступали атлеты одной некогда величайшей спортивной державы.

Очень просто потерять статус, уважение, огромную туристическую индустрию и инвестиции в размере 60 млрд руб. Ну а учитывая боевой настрой «бюрократов из ЮНЕСКО», все это вполне может с нами случиться уже в феврале 2022 года.