ИГУ Бог древнего мира
/ru/news/2016/details/news-id4093
Бог древнего мира
1 ноября 2016
Shmigyn

Сегодня отмечает 70 лет один из старейших работников Иркутского государственного университета – старший лаборант кафедры археологии, этнологии и истории древнего мира исторического факультета ИГУ Павел Ефимович Шмыгун.

В сфере научных интересов Павла Ефимовича – проблемы каменного века Южной Сибири и Северного Байкала, история мировых религий. В своем багаже он имеет 26 опубликованных работ, среди которых – два учебных пособия: «Очерки истории религий древности», «Ранние цивилизации мира: возникновение и становление» (в соавторстве с А.Г. Генераловым). Работая до 2012 года доцентом кафедры, а до этого старшим преподавателем, преподавателем Павел Ефимович Шмыгун читал учебные курсы: «История древнего мира», «История мировых религий», «Ранние религии», «Ранние цивилизации мира», «Трикстер в ранних религиях». Также руководил курсовыми и дипломными работами, в плане научной работы студентов 10 лет вел научный семинар по проблемам истории мировых религий.

Мы встретились с Павлом Ефимовичем в его кабинете на третьем этаже истфака ИГУ. Невысокий, никак не выглядящий на свои годы мужчина, в сером жилете с множеством карманов – настоящий археолог, только что приехавший с раскопа. По кабинету разносится ароматный запах чая. Павел Ефимович сразу предлагает чашечку и комментирует, мол, только две добавки в чай признаю – Сагаан-дали и курильский чай. Все понятно – работа археолога в поле сделала свое дело. Так, за чашкой дымящегося ароматного чая и протекала наша беседа.

– Знаю, что Вы родом из Украины. Каким образом Вас занесло в Сибирь?

– Это было очень давно. Тогда нужно было осваивать просторы Сибири, и по стране пошел призыв, мол, переселенцы, отмена на пять лет налогов, полное обеспечение жильем, работой и прочее. Дошло до того, что даже скотину можно было с собой привезти. Отец у меня и сказал, что в Европе побывал, 50 километров до Берлина не дошел, а в Сибири не был. Ну, мы и поехали. Мне тогда седьмой год шел, а младшей сестренке всего месяц был. 18 суток сюда ехали. Позже отец сказал, что ни под каким соусом обратно не вернется.

– Так Вы уже, получается 63 года в Иркутске.

– Нет, мы же крестьяне – какой Иркутск? Жили тогда в деревне Кулаково, в 12-ти километрах от Мишелевки. Было нас буквально 10-15 дворов. Все было хорошо, кроме школы: начальная – в соседнем селе через три километра, средняя – в Мишелевке. Поэтому, в 1954 году мы переехали в Худорожкино, возле станции Половина. Там я жил до 1964 года. Окончил школу и по своим собственным соображениям не стал поступать, решил попробовать узнать – почем стоит кусок хлеба? Почти полтора года отработал путеукладчиком, потом 2,5 года армии, затем работал в ангарском управлении строительства.

– А когда поступили в вуз?

– В 1970-м году друзья настояли. Если бы мне в 10-м классе кто-то сказал, что я поступлю на истфак – я бы в глаза плюнул, настолько у меня в школе была «хорошая» учительница. А тут я уже сам подумал – куда я в этом возрасте? Мне же тогда 24 года исполнилось. История, думаю, по крайней мере, даст мне что-нибудь для собственного развития. Дала, и как оказалось – на всю оставшуюся жизнь.

– А как Вы попали в науку?

– Когда поступал, то об археологии даже представления не имел. У нас после первого курса есть обязательная археологическая практика. Мы с однокурсниками поехали с Михаилом Петровичем Аксеновым (ученый-археолог, доктор исторических наук, профессор ИГУ – прим. ред.) на Лену. Нам очень понравилось, и, в конечном итоге, у меня в дипломной в списке литературы было уже три или четыре своих собственных публикации, а для 70-х годов это было очень солидно. Распределялся я на кафедру в качестве преподавателя. На кафедру история древнего мира меня Герман Иванович (Медведев Г.И., археолог, заведующий кафедрой археологии, этнологии, истории древнего мира ИГУ, профессор – прим. ред.) сосватал. Так получилось, что его уговорили моего друга-однокурсника Васю Ершова взять на кафедру истории КПСС, а меня инженером в лабораторию, а ставку пообещали через год вернуть на кафедру. Но вернули только через пять лет.

– И Вы пять лет отработали инженером?

– Да, но с первого же года меня на правах почасовика воткнули читать курс «История древнего мира». Кстати, с этим древним миром я расстался совсем недавно. Потом пошла работа, первая моя самостоятельная экспедиция на Байкал, где я открыл до сих пор еще самый древний памятник на Байкале. Называется он «Курла», дата по нижнему горизонту – около 25 000 лет. Там обнаружились микропластиночки, так называемый микролитический материал, и масса обработанной кости с орнаментикой. И пошло-поехало. Однако, на каком-то этапе я понял, что меня перетягивает преподавание. Да, я мог грамотно раскопать, грамотно описать, но вот того глубинного понимания материала, которое было у Медведева и Аксенова, у меня не оказалось. Ну и еще совершенно бешеная преподавательская нагрузка – 75 человек на заочном отделении, столько же на дневном отделении. При этом весь «Древний мир» вел я один. На первом курсе на меня сваливалось 150 курсовых работ. А я живу по крестьянскому завету – так, как учил меня отец: «Сынок, или делай на совесть, или ничего не делай».

– То есть, после этого Вы ушли от исследований?

– Нет, в поле я ездил еще до 2000-х годов, но уже, как говорится, был на подхвате, но, естественно, в исследованиях участвовал, и публикации в соавторстве были. На почве преподавания мы сделали пособие «Ранние цивилизации мира», потом я уже свое создал «Очерки истории религии древности» – тогда у меня к курсу древнего мира присоединилась «История мировых религий», этот курс я читал до последнего, до 2012 года. Также появился спецкурс «Трикстер в ранних религиях». Да, вспомнил одну парадоксальную ситуацию. В 1992 году, когда создали совместную лабораторию университета с новосибирским институтом археологии, Германа Ивановича (Медведева – прим. ред.) назначили заведующим, и потребовалось, чтобы основным местом работы у него был Новосибирск. Поскольку по тем временам совместитель не мог быть заведующим кафедрой, то меня без ученой степени и при трех существующих докторах наук назначили  исполняющим обязанности. В этом качестве я оставался 18 лет. Правда, позже стал доцентом кафедры, а в 2012-2013 году решил, что уже пенсионер и согласился перейти на лаборантскую ставку. Как я про себя говорю – почетный старший лаборант.

– Набрав Ваши имя-фамилию-отчество в интернете, можно увидеть – первая ссылка на НИЦ «Байкальский регион», а вторая – на одну из соцсетей, где черным по белому написано «Павел Ефимович Шмыгун – бог древнего мира». Так вас, видимо, назвали студенты.

– Не считайте это хвастовством, но вот кто писал у меня дипломные работы: Коля, точнее Николай Николаевич Крадин – член-корреспондент РАН, один из ведущих кочевниковедов страны, Гордин Алексей – был заочником, сейчас возглавляет общественную организацию «Губерния». Из относительно недавних – Георгий Георгиевич Кузьмин, Гоша, заместитель генерального директора Иркутскэнерго по общественным связям. Я помню их всех. Своим студентам я всегда говорил, что история – это не профессия. История – это образование, которое вам позволит работать где угодно. Какое было мое кредо? Первое – научить студента задавать вопросы. Второе – научить студента работать с литературой. И третье – научить студента думать. И если все три момента выполнены, то моя задача тоже выполнена.

– Как Вы считаете, следуя вашему кредо, на сколько процентов Вы его реализовали?

– В былые годы – 80-90 процентов, с введением ЕГЭ – 50-60 процентов. Все потому что ЕГЭ настолько выбило способность мыслить и анализировать, что стало крайне сложно работать с ребятами. То есть, если раньше студенты с месяц смотрели на меня ничего не понимая, а потом две трети курса все же включались в правила игры, то в последние годы только к началу декабря эти самые 50-60 процентов начинали меня немножко понимать. Правда, позже они, конечно, включались. И все же, в защиту нынешнего поколения скажу, что несмотря ни на что, а точнее вопреки всему, что творится, у нас ребята даже сейчас вырастают очень даже прилично.

– С какими мыслями вы подходите к своему 70-летию, как прожиты эти годы, чем Вы гордитесь?

– Несмотря на то, что некоторые считают меня неудачником, мол, проработал всю жизнь и не защитился, я считаю, что жизнь состоялась. Считаю, что довольно много дал тем людям, с которыми работал. И они мне отвечают взаимностью. А гордиться… Давайте перефразируем. Я ничем не горжусь, а, скажем так, есть удовлетворение. Удовлетворение своей работой, в том числе в археологии, ведь, все же, я был удачливым полевиком, и удовлетворение преподавательской деятельностью.

+++

В кабинете у Павла Ефимовича, кроме различных учебников, пособий, энциклопедий, лежат и особенные книги – подарочные экземпляры. Открывая их, на форзаце или на титульном листе можно прочитать надписи, сделанные ручкой дарителей, – «Учителю…». Павлу Ефимовичу Шмыгуну, преподавателю, Учителю и, как называют его студенты в интернете, богу древнего мира.

С юбилеем Вас, Павел Ефимович! 

Беседовал Максим Арзаев

Управление информационной политики ИГУ
Телефон: 521-971