.
/ru/news/2013/details/news-id485
Николай Буднев: о работе, науке и отдыхе
30 апреля 2013

Известный ученый, директор НИИ прикладной физики ИГУ, доктор физико-математических наук, профессор Николай Буднев рассказал о своих разработках и планах на будущее.

Н.М. БудневАстрофизики ИГУ ликуют – их исследования в области изучения Вселенной выйдут на качественно новый уровень. Грант, в 90 миллионов рублей, позволит построить в Тункинской долине сверхчувствительный, супермощный гамма-телескоп, превосходящий по возможностям все существующие ныне установки в мире. Это событие для нашей страны сродни первому полету человека в космос. Руководить проектом будет выдающийся ученый, директор НИИ прикладной физики ИГУ Николай Буднев. Мы встретились с Николаем Михайловичем и расспросили о гранте, экспедициях, современной науке и о хобби.

– Николай Михайлович, первый вопрос, конечно, будет связан с последними событиями. Уникальный гамма-телескоп, грант в 90 миллионов рублей – огромная сумма, огромные возможности. Расскажите поподробнее об установке и о том, какие исследования будут на ней проводиться. 
Проект рассчитан на три года. Предтечей этого важного события стал ввод в строй  в 2009 году в Тункинской долине уникальной установки Тунка-133 для исследования космических  лучей. Тунка была выбрана неслучайно: в этой местности ясные ночи, которые идеально подходят для наших исследований. Космические частицы высоких энергий рождаются в сверхмощных астрофизических источниках энергии,  по сравнению с ними Солнце это всего лишь вспышка спички. Но космические частицы не доходят до поверхности Земли, мы можем наблюдать лишь продукты их взаимодействия с атмосферой. Для этого нужны очень сложные приборы и высокоточная электроника. Установка Тунка-133, построенная  на Асторифизическом полигоне ИГУ в Тункинской долине совместно с НИИ ядерной физики МГУ и другими российскими и зарубежными организациями включает в себя 175 высокочувствительных детекторов света, распределенных на площади 3 кв.км. С виду это неприглядные  металлические контейнеры, но внутри них находится уникальная электроника, большая ее часть изготовлена в Германии. С наступлением темноты контейнеры открываются и начинают ловить частицы из космоса. Но у существующей установки не хватает чувствительности и недостаточна точность измерений, чтобы выделять относительно редкие и слабые вспышки от гамма-квантов на фоне других событий. Мы же не видим звезды днем при солнечном свете.  Большой гамма-телескоп Тунка–HiSCORE, на создание которого мы получили грант, будет иметь в десятки раз более высокую чувствительность и разрешающую способность, что позволит впервые в мире наблюдать и исследовать так называемые пэватроны – астрофизические объекты, излучающие гамма-кванты с энергией в миллион миллиардов больше, чем у фотонов видимого света. Это гораздо выше, чем энергия протонов в знаменитом адронном коллайдере. Установка будет включать в себя около 1000 детекторов, распределенных на площади не менее  10 кв. км. Таких установок пока нет нигде в мире, поэтому в ее создании очень заинтересованы ученые многих стран.  Это единственный большой астрофизический проект на территории России, в который вкладывают серьезные деньги европейские научные центры и университеты, только одна партия оборудования из Германии, которая скоро поступит в Иркутск, стоит больше 2 миллионов Евро.
 Н.М. Буднев А кто из ученых будет работать в новой лаборатории?
Костяк коллектива, который будет заниматься сначала созданием, а потом проводить исследования в новой гамма-обсерватории, составят опытные  научные сотрудники и инженеры ИГУ. Коллектив слаженный. С ними мы вместе работали на многих проектах, в их числе по созданию на Байкале глубоководного нейтринного телескопа. Согласно условиям гранта руководить лабораторией будет ученый мирового уровня,  известный немецкий астрофизик, руководитель исследовательской группы Физического института Макса Планка в Германии Размик Мирзоян. С нами уже активно работают коллеги из Гамбурга и Берлина. Но самое главное, лаборатория должна стать кузницей для подготовки высококвалифицированных специалистов, которые освоив передовые технологии, будут востребованы не только в науке, но и на высокотехнологичных производствах.  Для них работа на таком сверхсовременном оборудовании – мечта.  
 Это ведь не единственный крупный проект, над которым Вы работаете. Недавно, например, все говорили о станции, предсказывающей землетрясения… 
Видите ли, самые важные открытия происходят неожиданно. Если говорить о станции, предсказывающей землетрясения, то с самого начала мы собирали ее для совсем других целей... Дело было так: весной 2009 года, когда мы достали со дна приборы и изучили данные, обнаружили удивительные эффекты. За трое суток до мощного землетрясения, эпицентр которого был в 15 километрах от нашей станции,  датчики зарегистрировали необычные изменения в вертикальной компоненте электрического поля Земли. А за 15 часов до толчка начался резкий рост, завершившийся мощным скачком в момент землетрясения. Такой вариаций мы не наблюдали за все годы измерений. Поэтому с большой вероятностью их можно связать с землетрясением, если это так, то это было первое в мире наблюдение объективных предвестников землетрясения. И открытое нами явление можно использовать для предупреждения о сильных землетрясениях за несколько часов до события! Для проверки этой гипотезы и повышения качества данных мы разработали более точную электронику и  установили дополнительные датчики. Новая геофизическая станция была установлена со льда в марте 2013 года. Пока она работает автономно, но в следующем году мы планируем оснастить ее акустическим передатчиком, который в течение нескольких секунд будет передавать информацию о возможных подземных толчках в береговой центр.
Николай Михайлович, Вы уже много лет возглавляете НИИ прикладной физики. Расскажите, почему выбрали для себя путь ученого? 
У меня другого пути и не было (улыбается). Отец был геофизиком, старший брат – физиком. Они «болели» наукой, от них и я заразился. Однажды, в 7 классе занял первое место на областной олимпиаде, меня заметили и приняли в специализированную школу-интернат при Новосибирском университете. Там я проучился 3 года у лучших педагогов, академиков, которые укрепили в сознании мысль, что моя жизнь тоже будет связана только с физикой. Окончив университет и защитив диссертацию, я стал преподавателем физического факультета ИГУ. В это время здесь уже работал замечательный коллектив учеников академика Д.В. Ширкова, возглавлявшего отдел теоретической физики в Институте математики СО РАН, в котором и я учился в аспирантуре. Было очень интересно работать в месте с А.Н.Валл, И.И.Орловым и Ю.В.Парфеновым, приехавшими в Иркутск по приглашению замечательного ректора Н.Ф.Лосева. Александру Николаевичу скоро будет 75, но он по-прежнему остается любимым учителем студентов и аспирантов физического факультета.
При такой работе у Вас, наверное, не остается времени на увлечения? 
Что верно, то верно. Для меня работа – и есть жизнь, а нейтринная обсерватория на Байкале, которая находится на 106 километре Кругобайкальской железной дороги, - второй дом. Отдыхаю во время экспедиций и дежурств. Там же знакомлюсь с интересными людьми из разных стран, многие из которых становятся хорошими друзьями. С ними мы вместе работаем и отдыхаем, рыбачим,  загораем, купаемся, в том числе зимой в проруби (на Байкале они называются майнами). Последние 15 лет даже Новый год встречаю на Байкале … в компании двух котов (смеется). 
Я совсем не домосед: четыре месяца в году работаю в «полях». А моя отдушина – огород. Удивитесь, но на своих четырех сотках в год выращиваю по полтонны помидоров и примерно столько же капусты. Потом все это раздаю друзьям и коллегам, даже экспортирую в Швейцарию, Австрию и другие страны.  В заграничные командировки всегда обязательно беру с собой гостинцы – везу по 20 кг. квашеной капусты и соленое сало. Мои европейские коллеги очень любят такие сибирские деликатесы.
А родные? Они любят Ваши разносолы?
Конечно! Еще как! Я вам больше скажу: мой маленький внучок, которому сейчас 2 года, ест с удовольствием только ту морковку, которую вырастил дедушка. Другую кушать наотрез отказывается. Мои дети и внуки давно живут в Москве, видимся, к сожалению, редко. Встреч с ними всегда очень жду. Одна из таких скоро состоится - летом в гости приедет 10-летняя внучка. Хочу свозить ее к нам на Байкал. Кто знает, может, и она карьерой ученого «заразится», хотя пока больше любит петь и танцевать.
Алена ЧИЧИГИНА