ИГУ   -  Медиа Птицы Байкала: исследование продолжается

Птицы Байкала: исследование продолжается

0213_13Работа биолога немыслима без экспедиций. Даже для лабораторного эксперимента сначала нужно собрать материал в природе. Что и говорить о натурных исследованиях, которые дают возможность понять, как живут и развиваются экосистемы. В поле фотографировать не всегда есть время – работы много. Но иногда отыскать старое фото все-таки удается.
Это полевые работы в дельте реки Селенги (фото конца 70-х годов). Слева – известный ученый Николай Георгиевич Скрябин, которому в январе 2013 г. исполнилось бы 80 лет. Окончив факультет охотоведения Московской ветеринарной академии, он при­ехал на Байкал и посвятил всю свою жизнь изучению сибирских водоплавающих птиц. Работая с 1963 г. в Биолого-географическом НИИ при ИГУ (сейчас – НИИ биологии ИГУ), организовал лабораторию экологии наземных позвоночных (впоследствии – лаборатория экологии наземных животных), которая стала изучать птиц и других животных в водно-болотных экосистемах Байкала. В ней работало до 20 сотрудников – ботаники, энтомологи, паразитологи, териологи и, конечно же, орнитологи.
Были начаты исследования прибрежных биоценозов в трех важнейших водно-болотных угодьях Байкала, в царстве рыб и птиц – дельте Селенги, Кичеро-Верхнеангарской дельте и проливе Малое Море. Здесь в 1970-х годах были созданы научные стационары, а в дельте Селенги построена и Селенгинская орнитологическая станция. Официально она вступила в строй в 1986 г., но стационарные исследования птиц на ее базе были начаты много раньше. Они были расширены и на «младшего брата Байкала» – озеро Хубсугул, где работала Советско-Монгольская комплексная Хубсугульская экспедиция Иркутского и Монгольского университетов при активном участии НИИ биологии. Полевые работы у орнитологов в то время продолжались половину каждого года – с апреля, когда на Байкал прилетают первые водоплавающие, по октябрь, когда большая часть их покидает наши места.
0213_14Одна из важнейших сторон изучения птиц в НИИ биологии – организация их массового кольцевания на Байкале. За тридцать лет было помечено 140 тысяч птиц 125 видов, в основном чаек, уток и цапель. От них получено более 8 тысяч возвратов колец. Оказалось, что одни виды чаек, которые гнездятся у нас, зимуют на тихоокеанских побережьях, другие – на Каспийском море, третьи – во Вьетнаме, а некоторые птицы отправляются даже в… Германию. Речная крачка проводила зиму на Филиппинах, кулик поручейник – в Малайзии, а белокрылая крачка – на Новой Гвинее. Удалось также определить успешность размножения и выживаемость байкальских серебристых чаек, выяснить, что они хранят верность своему району рождения и особенно месту гнездования, рассчитать вклад птиц в переносе вещества и энергии между водными и наземными экосистемами Байкала.
Исследования показали, как повлияло на численность и размещение водных птиц Байкала строительство Иркутской ГЭС. Они дали основания для того, чтобы внести дельту Селенги в список водно-болотных угодий, имеющих всемирное значение, – так называемых «рамсарских» (по городу, где была заключена международная конвенция об их охране). На сегодня таких мест в России всего 35.
В 1975 г. вышла монография Н.Г.Скря­бина «Водоплавающие птицы Байкала», которую до сих пор широко цитируют даже зарубежные орнитологи, несмотря на то, что книга издана на русском языке. А в 2001 г. исследования птиц селенгинской дельты были обобщены в книге «Птицы дельты Селенги: фаунистическая сводка». Но непознанного среди птиц Байкала еще предостаточно…
И.В.Фефелов,
зам. директора по науке НИИ биологии ИГУ