Новости

Орнитолог Игорь Фефелов: «Под Иркутском даже фламинго по осени появляются»

18.01.2017

+++ Ошибка масштабирования изображения "/Abitur/ru/news/images2017/Fefelov.jpg" с использование параметров\в "w:200,h:-1,q:100". +++

Многие сотни лет люди изучают мир животных: и живущих в дикой природе, и тех, кого одомашнили, и просто живущих в непосредственном контакте с человеком. Самым распространенным классом среди них являются птицы. Внимание им уделяют и ученые Иркутского государственного университета – за годы исследований, ведущихся в НИИ биологии ИГУ, по ним собран огромный массив информации. Сегодня о пернатых региона рассказывает известный не только в Иркутской области, но и далеко за ее пределами, ученый-орнитолог, доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник НИИ биологии ИГУ, и.о. председателя Иркутского отделения Союза охраны птиц России Игорь Фефелов.

• Орнитология – раздел зоологии позвоночных, изучающий птиц. Среди задач орнитологии: изучение видового разнообразия и числа особей на изучаемой территории, изучение систематики, этологии, физиологии и экологии птиц (кольцевание птиц, миграция птиц), фенологии птиц, проблемы охраны редких видов, пропаганда и многое другое.

– Существуют ли у Иркутска (или региона) особенности с точки зрения орнитологии?

– Да, в этом смысле место очень интересное – вдоль Ангары и Иркута проходят мощные миграционные пути птиц. Вблизи – Байкал и Братское водохранилище, они также концентрируют водных и других птиц в те или иные периоды. Влияние гидростроительства неоднозначно: для одних птиц уничтожаются необходимые местообитания, но для других, наоборот, улучшаются условия. К тому же в Иркутске и окрестностях пока чудом уцелели участки пойменных водно-болотных угодий, здесь тоже обитают очень интересные птицы.

– Какие редкие виды птиц зарегистрированы на нашей территории? И есть ли такие именно в Иркутске?

– В Иркутской области 400 видов птиц. Из них в областную Красную книгу включено 62, в том числе 30 и в Красной книге РФ. Примерно половину можно встретить и в Иркутске. Большинство здесь только во время миграций или зимовок, но иногда даже строят гнезда в городе. Например, в течение двух лет на одном из высотных зданий практически в центре города гнездился сапсан, ежегодно осенью и зимой встречают филина. Все наши орлы, орлан-белохвост, черный аист – в Красной книге, но их осенью тоже можно увидеть здесь.

– Случается ли такое, что в гости залетает совершенно несвойственный нашей местности вид?

– Птицы имеют крылья и совершают перелеты на тысячи километров. При этом бывают и ошибки навигации, и неблагоприятная погода может изменять курс. Поэтому такое случается, можно сказать, регулярно. Например, в прошлом году сфотографировали на Конном острове зимородка – это птица не краснокнижная, но очень редкая для области, в городе это вообще едва ли не первая встреча. В Байкало-Ленском заповеднике три года назад вообще увидели новый для России вид птиц – сизую горихвостку, а она обитает в Гималаях и центральном Китае. Тоже случайный гость. Иногда под Иркутском даже фламинго по осени появляются…

– Любое живое существо, в том числе и птица, может являться переносчиком различного рода инфекций. Как это происходит? Насколько велика вероятность заразиться при контактировании с перьями тех же голубей?

– У птиц, думаю, не меньше инфекций, чем у людей. И в отличие от человеческих болезней далеко не все болезни птиц изучены. К счастью, немногие из них передаются людям. И в любом случае, такое возможно только при тесном контакте. Так что необходимо соблюдать меры личной гигиены, если вы общаетесь с дикими птицами. Например, те же перья грызть не стоит. Надо сказать, что птичий грипп не страшилки – это серьезная ветеринарная проблема. Этой зимой, например, в Корее и в Западной Европе от гриппа птиц погибло или в карантинных целях уничтожено несколько миллионов голов домашней птицы, гибли и дикие. В Юго-Восточной Азии каждую зиму несколько человек заражается гриппом от птиц, известны и смертные случаи. К счастью, в Сибири условия этому не способствуют.

– Известно, что птиц окольцовывают. А что представляет собой это кольцо, что на нем написано или выгравировано и по каким критериям отбирается его носитель?

– На кольце выбиты, как минимум, надпись «сообщи Москва» или просто «Moscow», а также индивидуальный номер кольца, который в пределах серии не повторяется. А серий есть несколько – по размерам птиц, они обозначены буквами. Самые мелкие российские кольца – серии X (может быть и вторая буква), на мелких воробьиных птиц, диаметр их 3-4 мм. А самые крупные – это серия A, используются для аистов, орлов и т.д., их диаметр – около 3 см.

– Также понятно, что кольцо дает возможность узнать о перемещении птицы. Но вот каков механизм – окольцевали в одном месте, а потом узнали уже после ее смерти, если нашли, так? Ведь кольцо – это не передатчик. И что нужно делать при нахождении таких птиц?

– Конечно, если вы кольцуете птицу, нужно, чтобы ее кто-то обнаружил и передал информацию в национальный центр кольцевания. У нас он тоже есть, и короткой надписи на кольце, в общем-то, достаточно, чтобы письмо дошло. Оттуда ответят, где и когда оно было надето. Если вы из Иркутска, на российский центр кольцевания проще выйти через меня, найдя, например, в соцсетях. Есть у центра страничка в Интернете.

Мало смысла, например, кольцевать у нас мелких птиц, которые улетают зимовать в Южную Азию: очень велика вероятность, что окольцованных кто-то встретит. Может, их там и поймают, но вряд ли захотят или найдут возможность отослать информацию. А то даже и надпись не смогут прочесть. Впрочем, если массовым кольцеванием постоянно занимается орнитологическая станция, где отлавливают много птиц на пролетном пути, то будут находки и своих колец, и не только. Например, уже несколько лет в Байкальском заповеднике возобновила работу станция кольцевания, там метят несколько тысяч птичек в год. И они встречают не только тех, кого сами и окольцевали, но были уже и отловы птиц, помеченных на Дальнем Востоке.

А вот охотничьи виды или крупные птицы – там вероятность обнаружения кольца гораздо больше. Иногда у больших колец даже можно прочесть надпись с помощью зрительной трубы или фотообъектива. Есть и цветное мечение – оно еще более эффективно. В последние годы и в странах Азии активно развивается любительские наблюдения за птицами, да и в России тоже появилось немало любителей фотоохоты. Поэтому шансы растут… правда, возможностей для массового кольцевания, напротив, стало немного.

– А можете сказать, сколько птиц лично Вы окольцевали?

– Думаю, порядка двух тысяч. Но это всегда коллективная работа. В целом же НИИ биологии ИГУ, когда занимался постоянными орнитологическими исследованиями на Байкале и массовым кольцеванием, пометил более 130 тысяч птиц. От них было получено около 8 тысяч возвратов колец, в том числе несколько десятков из-за рубежа. Удалось узнать, куда же улетают на зиму наши чайки и некоторые другие околоводные птицы. А улетают они в самые разнообразные регионы Евразии, хотя в основном – в Юго-Восточную Азию.

– Нарушение экологической обстановки негативно сказывается на популяции птиц – это безусловно. Скажите, а есть ли в регионе такие виды, которые находятся на грани исчезновения? И что нужно сделать по большому счету, и что может сделать конкретно один человек?

– Да, к сожалению, такие виды есть. Например, орел-могильник во многих регионах неплохо существует, но у нас оказался в отчаянном состоянии – в области их были сотни, а через 30 лет осталось несколько десятков. На этот вид давит два фактора одновременно. С одной стороны, судя по всему, у него большие проблемы на зимовках в Китае – связаны они с применением пестицидов, борьбой крестьян с грызунами, а орел ими питается, с изменением мест обитания. С другой стороны, и у нас на гнездовье у него проблемы, которые гораздо более определенны: корма-то хватает, но вырубки и пожары не оставляют места для постройки гнезд. С крупными соколами проблемы иного рода: в степных районах их ловят браконьеры с целью вывоза в арабские страны любителям соколиной охоты. В результате эти птицы и без того были редкими в Прибайкалье, а становится их еще меньше.

Что нужно сделать по большому счету? Ответ однозначен: охранять не только птиц, но и места их обитания. А что может сделать конкретно взятый человек? Иметь достаточно информации и относиться к птицам с уважением. Скажем, увидел гнездо – не пили деревья в этом месте, если речь идет об орлах – это в радиусе примерно 200 метров, для более мелких птиц, конечно, меньше. Если из гнезда еще и кто-то вылетел – сразу отойди подальше и старайся не появляться у гнезда до конца лета. Многие проблемы возникают просто из-за невнимательности. Как вести себя, чтобы не устроить пожар самому и сообщить о поджоге, – это тоже понятное дело.

– Кстати, лесные пожары – это тоже большое бедствие, в том числе для пернатых. Возможна ли их миграция в город (поселок), и как долго (в сравнении) они живут в условиях близости к человеку?

– Некоторые птицы, даже редкие, хорошо адаптируются к человеку и даже к городскому ландшафту – начинают строить гнезда на зданиях, в уличных посадках и так далее. Многие могут проводить какой-то период года в населенных пунктах, например, зимой. Но если ставить вопрос именно так, с пожарами, – в городе все-таки леса нет, у городских лесов свои недостатки, они не могут поддерживать большое число «негородских» животных круглогодично. Таким образом, переселение в города диких птиц не спасает.

Впрочем, есть, к счастью, и примеры, когда деятельность человека, наоборот, создает птицам новые позитивные условия. Скажем, после постройки Иркутской ГЭС Ангара перестала замерзать на значительном протяжении, и здесь образовалась зимовка уток – более 10 тысяч остается ежегодно. Раньше же они могли перезимовать только в истоке Ангары.

– Игорь Владимирович, давайте сейчас отставим тему ваших подопечных и коснемся непосредственно профессии. Расскажите немного о том, чем вы занимаетесь и более глобально – чем и где занимается орнитолог?

– Если вкратце – занимается орнитолог в двух местах: в поле и за компьютером. В поле собираешь информацию, за компьютером – обрабатываешь и анализируешь. Даже вблизи Иркутска есть места, которые могут предоставить очень интересные и важные данные. В частности, это Южнобайкальский миграционный коридор хищных птиц и иркутская зимовка водоплавающих на Ангаре. И на том, и на другом участке скапливается более 10 тысяч особей в соответствующий сезон. Только в первом случае птицы сами летят мимо, только успевай считать, а во втором, наоборот, приходится за ними «бегать». Для того, чтобы определить причины изменения численности и видового состава, приходится привлекать данные из других отраслей, например, из метеорологии. Многолетние наблюдения позволили, в частности, говорить о том, что за последние 20 лет численность некоторых видов птиц на пролете и на зимовках увеличилась. Это можно связать с погодно-климатическими изменениями. Даже такой «краснокнижный» вид как орлан-белохвост стал регулярно зимовать в истоке Ангары, а иногда пролетает и над Иркутском. В то же время, как уже говорилось, с крупными орлами рода Aquila дело обстоит все хуже: и на гнездовье, и во время осеннего пролета их численность снижается. Если в 2000-х годах за осень регистрировали по 30-45 представителей каждого вида орлов, то в 2016 году насчитали менее чем по десятку. Пытаемся в той или иной мере возобновить и исследования чайковых птиц в дельте Селенги, где в свое время работали очень много.

– Профессия орнитолог – редкая? Есть ли спрос на специалистов, в частности в Иркутске? И где может работать орнитолог?

– Да, достаточно редкая. Орнитологи, в том числе и мои бывшие сослуживцы по НИИ биологии, есть во многих вузах и других учреждениях города, но в последние годы заниматься им приходится, как правило, не научными исследованиями, а преподаванием. Мало стало студентов, интересующихся орнитологией, поэтому спрос на эту специальность ограничен. Тем не менее есть некоторый фронт прикладных зоологических исследований. Они связаны с оценкой воздействия на окружающую среду при различных видах промышленной деятельности, например, при добыче полезных ископаемых, при строительстве трубопроводов и линий электропередачи, в планировании лесозаготовок и т.д. Для того, чтобы качественно выполнить такую работу, безусловно, нужна высокая квалификация исполнителей.

• Специалистов-орнитологов готовят в Иркутском государственном университете на кафедре зоологии позвоночных и экологии биолого-почвенного факультета в рамках профиля «Зоология позвоночных». Во время учебы студенты проходят производственную и преддипломную практики в научных экспедициях в различных уголках Восточной Сибири, научных учреждениях Академии наук, заповедниках и заказниках Сибири и Дальнего Востока. 

Управление информационной политики ИГУ
Телефон: 521-971

Архив